Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ožka

И ещё про повстанцев

Как заметно, на русском я уже исписалась, но тут чтобы и Натали поняла. Она (и Раиса, и другие) в 2009 году сделали игру про восстание 1863-его года. А я при подготовке познакомилась с людьми, и поехала играть за тысячу км (это вообще моя первая поездка по собственному пожеланию, не потому, что это придумали кто-то другие). И там ещё с людьми познакомилась.
А у нас после оползня раскопали вершину Замковой Горы и нашли там 20 захоронений повстанцев, казнённых на площади Лукишки и царскими властями спрятанных (только Ишору не нашли, но он казнён самый первый, возможно, его не там закопали). К слову, вспоминая легенду – как при постройке замка якобы пытались в фундамент заложить пожертвование. При том, как двоих закапывали, они фундамент пробили и их камнями завалили.
Суть в том, что это была закрытая армейская крепость, им в голову не приходило, что их тут не станет (и потом опять не станет), что гора с замком будет символом города-и-опять-столицы-Литвы, и что на таком сухом месте всё сохраняется так, что при наличии ДНК технологий и других средств всех можно будет прекрасно идентифицировать.

Collapse )
sidabrinis klevas

«Последний звонок»

Сходила на шествие и митинг поддержки учителей, очень довольна.
Предыстория такая: учителям пока не начинали платить адекватную зарплату. Нынешние правящие даже пообещали, что к которому-то году собираются сделать данную профессию престижной – но всё вылилось в реформу, вследствие которой учителям (особенно тем, у кого нагрузка и так больше) стало иногда даже хуже. Учителя местами объявляли забастовки, ездили на переговоры, но вдобавок в свой адрес получали циничные реплики премьера. В итоге несколько десятков учителей, пришедши в Министерство просвещения и образования, оттуда не ушли – и началась самая зажигательная гражданская акция последних лет. Учителей пытались выдворить так или иначе, обзывали террористами; в итоге им не дали меняться местами с коллегами (пришёл – и сиди, можно только уйти). Премьер уволил министра просвещения (и заодно двух других, которые тут не при чём) – но денег учителям всё равно нет. Учителя в министерстве сидят уже двенадцать дней.
А независимое «ТВ Свободы» („Laisvės TV“), трансляции которого идут на Ютюбе (учредитель Андрюс Тапинас, очень давно известная личность в кругах любителей фантастики) тем временем организовало данный митинг поддержки – вместе с несколькими профсоюзами. На митинг приглашались все (как известно, зачастую люди думают, что «не мои проблемы» – и Андрюс сделал много, чтобы пояснить ФБ-аудитории, что проблемы тут всего общества). Он говорит, что делает это во-первых в честь своей мамы-учительницы. Правящая партия (Крестьяне-и-зелёные) тем временем впадала в истерику, искала переворот и что угодно.
Митинг же прошёл совершенно мирно, как и собирались (вопреки перепугу премьера, бывшего полицейского). Стояли в цепочке от Сейма до министерства (2,5 км), пели гимн, шли к Правительству, звонили в колокольчики (митинг назывался «Последний звонок»), послушали речи – кто как, а я ещё подпрыгивала и пританцовывала, а то оно не жарко. Плакаты, знамёна и что угодно, мой плакат тоже был и получил сколько-то внимания (там руки, которые вяжут нить ДНК спицами, и надпись: «Наука – нить к будущему»). Начали с телемоста от учителей-в-министерстве (удивительно и замечательно, когда совсем не собиравшиеся становиться символами гражданского сопротивления реальные усталые провинциальные в основном учительницы ими стали на деле). Очень зажигательный председатель того профсоюза, который и заварил эту кашу с протестами учителей (Андрюс Навицкас, живёт у леса в глубокой провинции, держит пчёл, а на сцене – как огонь). Требования – не о деньгах, во-первых, а о том, чтобы уважать достоинство людей. А о деньгах – чтобы подождали с утверждением бюджета, неужели при экономическом росте в нём так и не найдутся нужные средства.

Collapse )
sidabrinis klevas

Декларация 16-ого февраля 1949 года

Про литовское партизанское движение стоит напомнить одну деталь, не обязательно известную всем читателям из разнообразнейших стран. Это отнюдь не только вооружённое сопротивление, но во-первых – сохранение самой идеи Литвы как страны. У людей, которые были руководством в своих отдельных округах, оказалось заострённое правовое сознание. Они не хотели прятаться и сопротивляться просто так – они хотели это определить и обрести юридический статус. Для того, как они считали, во-первых, надо было собраться на одном месте – а передвигаться в открытую они уже давно не могли и помечтать. Шли ночами, иные пару месяцев, и собрались в бункере у неких крестьян, которые у себя партизан прятали. (Хозяину сразу дали награду: если бы их обнаружили, то и он не пережил бы того заседания). Заседание было долгое, и породило Декларацию 16-ого февраля (День Независимости!) 1949-ого года, в которой говорится, что данный Совет является представителем народа Литвы и выдвигает некие цели. Что важно, у них программа по Конституции 1922-ого года, то есть демократической (а ещё была авторитарная 1938-ого). И ведь в эмиграции было сколько угодно профессиональных политиков и юристов. Они могли написать какие угодно документы, могли создать правительство в изгнании – но они спорили! На которую конституцию опираться. И чья партия главнее (при Смятоне официально партий не было, но разве это кому-то мешало в кругу друзей). И в итоге не объявили ничего. А партизанская декларация со всеми ценностями, включая права человека, осталась вообще единственным документом, подтверждающим непрерывную государственность Литвы. (Ванагаса и подозревают в основном авторстве). Среди тех восьми в прежней жизни только Жямайтис-Витаутас был кадровый военный. Пятеро – учителя. Два раньше были студентами. Все они раньше или позже погибли, или были казнены (для человека, уходящего в партизаны, ожидаемая продолжительность деятельности, зачастую и оставшейся жизни, была 1–2 года – руководители, конечно, сумели действовать дольше).
Разумеется, саму программу воплотить реальных возможностей не было. Но юридически она по сей день важный документ в истории. Теперь видела и другой перевод, но пока его не было, я с помощью других её перевела вот так.

Collapse )
ožka

Vėlinės, Antakalnio karių kapinės

Говорят, вечером 1-ого ноября (Всех Святых), в выходной (для многих), на Солдатском кладбище в Антакальнис было множество людей. Я же только 2-ого, в День Душ, по пути домой вышла и нашла кладбище. Стоял тёплый, с лёгкой дымкой вечер, уже поздний, после десяти. Людей немного, они тихие, только некоторые подсвечивают себе дорогу. На кладбище темно, догорающие свечи-лампадки светятся на холмах. Нашла могилу, в которой перезахоронен Адолфас Раманаускас-Ванагас. Снизу свечек за невысокой стенкой не видно – только крест и посажёные дубы светятся заревом.
У могилы сидит молодая пара, уходит. Приходит другая, ставит свечку. Приходит местный парень и его иностранный гость, он спрашивает, кто же тут. (Потом, уходя, подальше встречаю их, слышу обрывок – «стал символом Сопротивления»).
Приходят несколько девушек и юношей, ставят свечку. «Давайте помолимся», говорит одна. Они долго стоят молчаливо, а потом начинают читать молитву вслух.
Я отодвигаю свечки от деревцев, гашу тех, которые норовят превратиться в костёр; смотрю, повернувшись спиной к огню, на холмы и силуэты деревьев в ночном небе. Есть особое спокойствие и уют, который укутает только в ночном лесу. И здесь он тоже есть.
(Я не вполне могу поверить, что всё это – на самом деле; ещё с похорон. А ведь – на самом).

Фотоаппарат куда менее чувствителен к свету, чем глаза, он увидел так.

Collapse )
sidabrinis klevas

Graužė – Suginčiai

Четверг был последним днём бабьего лета. Пятница пришла уже туманная, мягкая, потускневшая, пропитанная ароматом листьев. В субботу я погуляла к северу от Молетай: первая половина дороги была раньше не хоженой, а вторая – к автобусу – давно знакомой. Прохладная осень вернулась. В воздухе уже ощущается настроение той поры, которую предзнаменует День Душ – Vėlinės. Тихое время, приносящее с собой сосредоточенность и освобождение от внешней и внутренней суеты.
Но я не представляла, что в конце октября можно наесться лесной малины! Всегда осенью попадались несколько ягод (и плодоносила культурная), но только в этом году случился второй урожай лесной. Ягоды иногда висят сочными гроздями. Но вкус – не летний: ягоды той поры, когда нет ягод, ощутимо иные. К общему настроению переменившегося времени.

Collapse )
ožka

Rasų kapinės

Улицы, ведущие к старинному кладбищу Расу, и кусок его. Пишут, в эти дни в живописных местах толпы. А тут мирно, несколько людей.

Collapse )
sidabrinis klevas

Grendavė – Panošiškės

Или прогулка вокруг озера Vilkokšnis 15-ого сентября. Места зрелищные, на них и людей пригласить неплохо. Тем более, по контакту с не чужими людьми уже тосковала, а сама ничего кроме прогулок по местности предлагать не могу. Мероприятие на ФБ с приглашениями на этот раз не сработало, но одиночная прогулка тоже была отличная (и только 16 км в итоге).

По пути прошла мимо Толкишкес. От них состоялся первый толкинофорумский поход, не в 2003 ли...

Collapse )
sidabrinis klevas

Subartonys – Merkinė

Мяркине – старый и прекрасный городок в Дзукии, там, где в Неман впадает Мяркис. Там я была и раньше, но у городка много окрестностей со своими достопримечательностями, и на этот раз я впервые погуляла по лесам и деревням к северу.
А сперва по полям (от остановки автобуса на перекрёстке к северу от городка).

Collapse )
ožka

Начало про Киев

Три целых дня, плюс вечеро и утро я была в Киеве: впервые и в нём, и в Украине. У меня только впечатления от прикосновения к самой поверхности; они возникают, когда впервые (воочию впервые) знакомишься со страной. Не всё сумела бы или смогла бы писать именно здесь, про то лучше говорить с кем-то. Но если кратко, то, что я узнала:
1. Это большой город – и большая страна.
2. Люди в своей основе той же культуры, что и моя. Мегаполис, чуть иной кривизны временной срез. Больше огня в чём-то (и толще лёд в чём-то другом). Но нечто базовое – понятное, преграды нет, отчуждённости нет.
3. Контрасты! Но как бы назвать то впечатление, когда контрастирующие стороны не противостоят, а в одной из них имеется некий зазор, позволяющий ей сосуществовать с другой. Всё-таки лучше всего рассказать картиной. Гигантские металлические фигуры скульптурной группы воинов ВМВ – и в окружающий бассейн бережно поставленные несколько сколоченных досок, чтобы вокруг плавающие утки могли бы выходить на сушу.
Могу вообразить, что это безумно интересное место для тех, кто изучают переходы, разломы, развитие культуры и цивилизации. Тех, кто работают с реальностью в этом аспекте. По моим предчувствиям простого прохожего, это действительно начало (и совместно стена) Европы; и на всех развилках и перепутьях множество возможностей выбора, быть ли там ей.
(И будут ещё картинки, и впечатления).

Collapse )
sidabrinis klevas

Valkininkai – Naujieji Valkininkai

Это прогулка в Дзукии от крупной деревни до Новой Деревни того же имени, которая выросла за 8 км в сторону, когда построили железную дорогу. В воскресенье погуляли через лес, всего 11 км, но очень качественно: видели и заснеженные ели, и петляющую речку Spengla, и даже могли бы отправиться к драконам и за психпомощью, только некогда было. Но посидели в кабаке в конечной точке – уже второй раз, так что традиционно, ведь помним шутки про первый раз четыре года тому назад. Да, то была бывшим форумом открыто и широко объявленная на ФБ прогулка, что иногда грозит довольно не близкой мне компанией. Но с виду было не сразу понятно, что погода мягкая, не мокрая и отличная, так что сбылась моя тайная мечта: лично встретиться с двумя знакомыми, с которыми мы там с самого начала, вот 15 лет будет, просто отдельно не общаемся, люди очень заняты, с ними скорее можно попасть на групповые встречи. А тут и получилось – Лайквалассэ, Аредэль и я.
А спирали на ботинки и не испытала – выпал свежий снег, покрыл бугорчатый лёд, и с некоей осознанностью отлично можно было идти и так.

Collapse )