Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

sidabrinis klevas

Rakonys – Rudamina

19-ого июня погуляла от Раконис до Рудамины (это юго-восточные окрестности Вильнюса). Сперва по колее по полям. Потом – по лесу. А потом по дорогам. Ела землянику – и всё равно всю съесть не получилось. Имела какие-то мысли насчёт того, как и куда идти по лесу (Petešos miškas), но почва в тех краях оказалась тяжёлой и плодородной. Это значит, что после первой колеи, дошедшей до зарастающего крапивой состояния, выбирала дорогу так, чтобы колея была бы чистой, и только (впрочем, ещё чтобы на запад или на север) – но таки попала куда надо.

Collapse )
...Возможно, человек из последней фото просто умер? Но подозреваю, что эта фотография имеет отношение ко второй. (Интересно, понятно ли, как может иметь?). К слову, после поста Раисы про музей в Смоленске, в экспозиции которого говорится про ветерана войны, который после неё «боролся с бандитизмом» в Польше, хочется спросить: а вы считаете годным современное употребление такого выражения? В советское время такие термины предпочитались. Но теперь? На ваш взгляд, хорошо ли этот термин отражает историческую действительность? А ещё трудно не заметить, что в России очень распространена установка связывать героизм с военными и похожими действиями. Так вот – участие в той «борьбе с бандитизмом» добавляет к восприятию человека героем?
sidabrinis klevas

Kernavė

Вчера было настоящее солнечное бабье лето, и я после скольких-то лет съездила в Кернаве, которую называют первой столицей Литвы.

Collapse )
sidabrinis klevas

Vargas dėl termino – Горе от термина

Kai kurie dabartiniai istorikai ir kiti kai kuriems praeities reiškiniams įvardinti tebemėgsta taikyti terminą „banditai“ – visiškai sovietine dvasia, nors karas baigėsi, o neutrali pagal vertinimą terminologija atrodytų daug moksliškiau. Atsižvelgiant į tai, gali būti įdomu, ką apie terminologiją manė turįs parašyti asmuo iš, sakykim, turimų omenyje.

Perpasakoju ir cituoju akademinį knygos „Partizanai“ (tai ir yra neutralus terminas) leidimą. Jos angliškas vertimas vadinosi „Fighters for Freedom“ (vėlgi terminas :) ). Suprantama, negaliu patikinti, kad vaizduojama scena yra fotografiškai tiksli. Juozas Lukša parašė įtraukiantį kūrinį, – tuo pat metu ir memuarus, ir kroniką, ir epą. Galima rasti net elegiškų partizanų dainų ištraukų. Pasakojimas užšifruotas (nes rašytas 1948 m.), turėta omenyje, kad jį skaitys (nes rašyta Paryžiuje), o pats autorius – aktyvus kovos dalyvis. Antrojoje įrašo pusėje yra mano atliktas ištraukos vertimas į rusų kalbą, tačiau tikrai nesu šios srities meistrė ir būčiau labai dėkinga už pataisymus.

Collapse )
Некоторые теперешние историки и другие применительно к некоторым явлениям прошлого всё ещё предпочитают использовать термин «бандиты» – совершенно в советском духе, не смотря на то, что война кончилась, а нейтральная по оценке терминология выглядела бы куда более научно. В этом контексте может быть интересно то, что про терминологию счёл нужным написать лицо, так скажем, из подразумеваемых.

Пересказываю и цитирую по академическому изданию книги «Партизаны» (это и есть нейтральный термин), английский перевод которой назывался «Fighters for Freedom» (опять же термин :) ). Разумеется, не ручаюсь за фотографическую точность рисуемой сцены – Юозас Лукша написал захватывающий труд, который одновременно является мемуарами, хроникой и эпосом. Там можно найти даже фрагменты элегических партизанских песен. Рассказ зашифрованный (так как писался в 1948 г.), рассчитанный на то, что его будут читать (так как созданный в Париже), а сам автор являлся активным участником борьбы. Нижеприведённое является моим переводом, а в этой области мои способности весьма посредственные. Буду благодарна за советы насчёт усовершенствования перевода.

Collapse )