Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

S. Tolk. T.

Перевёртыш

Что ж, опять кратко про Игоря Домарадского (1925 – 2009). Первая фаза его карьеры прошла в противочумной системе – казалось бы, мирной, и тем не менее довольно закрытой и не подлежавшей публичности. Вторая, с 1973 года – в Биопрепарате, якобы гражданском «консорциуме», истинным назначением которого являлось производство биологического оружия. Третья же часть жизни началась, когда в 1995 году, в Москве, И. Домарадский издал мемуары «Перевёртыш» – таким образом став одним из основных авторов и источников на вышеупомянутые темы. Времена были уже другие, секрет системы был раскрыт (и тем же ей нанесён удар) после эмиграции В. Пасечника в 1989 и К. Алибека в 1992, и всё-таки в России до этого в открытую про такое не печатал никто из участников. И. Домарадский и стоял у истоков, и руководил работой в лаборатории. Его книга – это почти роман от первого лица, выразительный, эмоциональный, искренний, саркастический. Автор не избегает оценки ни себя, ни системы. Жизнь увлечённого учёного, конфликтного сотрудника, яркого руководителя, непослушного подчинённого – и в итоге превосходного автора. Книга была переведена на английский и гуляла самиздатом, а в итоге с соавтором была создана и английская версия (Biowarrior; Igor V. Domaradskij, Wendy Orent). Исследователи тематик (как биооружия, так и противочумной системы) вступали с Домарадским в электронную переписку и особо подчёркивают её значение (отметим, английский у автора был выучен самостоятельно, скорее всего по научным публикациям). Судя по всему, в среде американских исследователей тоже образовался его фэндом. «Тоже», потому что Алибек упоминает – для младших учёных Домарадский был богом. Действующее лицо и автор совместно, обличитель и соучастник, энтузиаст и несогласный, – его осознаваемая противоречивость завораживает. Игорь Домарадский был эпидемиолог в обоих смыслах (и, как и Кен Алибек, по изначальному образованию – медик). Выдающийся генетик и микробиолог, обиженный на порядки, которые не разрешали публиковаться и иметь приоритет. Таков «чумной доктор» встретился мне именно в суматохе нынешнего времени (и из-за неё). Фотографии таких людей редкие, эту нашла в англоязычном конспекте «Занимательных очерков о деятельности и деятелях противочумной системы России и Советского Союза» (как же Раймонд Жилинскас и сотрудники не выложат фото героя, источника и помощника своих исследований).

sidabrinis klevas

Истории опознания: 1863 год и после войны

Только что с лекции (Rimantas Jankauskas) про идентифицированние останков с Горы Гедиминаса (казнённые повстанцы 1863 года) и Кладбища Сирот (где нашли Ванагаса).
Про первое место были догадки, что там могут покоиться повстанцы, но трогать и исследовать такое место стали уж тогда, когда оползень открыл захоронения. Сераковский – как будто с паспортом с тем свадебным кольцом (имена, даты). (О, понимаю, как все рады, когда есть позитивный контрольный образец для всех применяемых методов). И это очень вовремя – даже десять лет тому назад методы на основе ДНК не были такими развитыми и доступными. Используются и методы криминалистики, как сопоставление вида казни и следов на скелете, сопоставление фотографии и черепа. Есть список тех, кто были казнены в некий период, по захоронениям видно, кто в одной яме – то и по времени должны быть близко. Но у неких нет фото или портретов, или их соответствие человеку спорное. Нашли 20 скелетов, на экспертизу археологи отдали 17. (Казнённых за данный период 21). Каждого сравнивают с каждым по всем методикам. Два братья Ревковские (беспортретные) идентифицированы на той основе, что по ДНК они в родстве первой степени. У нескольких предполагаемых есть родственники, захороненные в вильнюсских кладбищах – будут доставать оттуда ДНК и сравнивать. У ксёндза Ишоры нашли живых родственников и пока видно, что его среди данных 17-и нет. С Калиновским сложнее – дипломатическими каналами просят разрешение эксгумировать могилу брата в Свислочи, а там не особо понятно, когда ответят, угодно ли ихним властям. И надгробие может быть сдвинуто за такое время.
А в целом все 17 профилированы по ДНК, было бы с чем сравнивать.
(Хм. Но как это перезахоронение будет выглядеть? Белорусские военные вряд ли сюда прибудут, но польские на вильнюсских улицах – уже вид. Но это ещё не быстро...).
Для таких методов используются дорогие реактивы, и спонсор не только правительство, но и наша родственная фирма, производящая молекулярные инструменты для молекулярной биологии; она в данных исследованиях помогла даже больше.

Другая часть про А. Раманаускаса-Ванагаса. Расскажу не только по лекции. Пару лет назад выдвинули предположение, что надо искать на Кладбище Сирот в Антакальнисе. Заметили, что иногда совпадают даты расстрела криминальных и политических, и подумали, что возможно именно для того, чтобы лучше скрыть, где чьи тела. Но мест захоронения добрая тысяча, всё сразу не проверишь. А один человек обратился с запросом: его деда расстрелял КГБ, а сторож кладбища, сосед деда опознал тело и в старости раскрыл тайну внуку – тело в некоей части данного кладбища. Так появилось подтверждение связи меж расстрелами политических и кладбищем Сирот. Смотрели книги инвентаризации кладбища: с 1960 года уже пишут, кого хоронят. Можно было отделить места, в которых лежат неизвестные. Уже была собрана информация про 206 людей, которые могут там быть. По останкам идентифицировали нескольких, собрали генетический материал с интересующих живых. Опять начали работы на кладбище весной 2018 г. 1-ого июня раскопали место захоронения трёх людей. Археологи опознали Ванагаса сразу – при задержании и допросе он был так покалечен, что потом залечивали (для дальнейших допросов) и сделали рентгенограмму черепа. 4-ого начали идентификацию, 6-ого получили итоги. Совпало вообще всё, череп и известные ранения при допросе, и маркеры ДНК родственников первой степени. (Новые детали – следы ранения на черепной кости уже за несколько недель до расстрела, нетипичный метод расстреливать – спереди и сбоку в лицо; наверно умер не сразу).
И да, археологов пытались увести в сторону, некто обращался и указывал якобы место захоронения совершенно не там, но они раскусили за день. Это ещё очень живая история.
Valė iš Silio

Once upon a time in the East

Нашла в блоге отрывок, в каком именно стиле писал Юозас Лукша (фото в прежнем посте) свою книгу «Партизаны» (1950, пишет сильно в дело вовлечённый человек). (Отрывок вызвал дискуссию, которой таки почти десять лет, потому лучше я его заново совсем запощу). (Насчёт дискуссий: де, идеализируем мы их. Да не совсем. Достаточно попытаться прочесть то, что они успели написать сами).

«На польской стороне действующие подразделения наших партизан входили в состав непосредственно бригады Витаутаса. Их главной задачей тут была разнообразная деятельность по поддержанию связи с заграницей. Так как у них длительное время не было контакта с Литвой, эти подразделения вступили в ряды партизан Польши. Когда поляки легализировались [весной 1947 г.], наши отделились от них и действовали самостоятельно. <...>
Эти партизаны Литвы встречались с весьма большими трудностями в снабжении продовольствием. Местные жители в недостаточной мере считали себя обязанными оказывать поддержку партизанам. В этом отношении положение тут было куда сложнее, чем в Литве. Способы добывания пропитания были весьма разнообразные.»

Collapse )
sidabrinis klevas

Литва. С альбома

У нас приближается столетие Республики. Она иногда была тут, а иногда присутствовала как идея. Вот тут эпизод с того периода. Сеть принесла фото, поделюсь.

Раньше о них писала, но история лучше с картинками. Парень с улыбкой на первом плане – думаю, лучший когда-либо живший литовский пропагандист. Мало книг, которые читала почти до рассвета, а от того, что он написал в Париже в 1950, чтобы познакомить мир с литовским антисоветским сопротивлением, не могла оторваться.
Juozas Lukša-Skrajūnas, Daumantas.

Если вы отправляетесь на особо секретную операцию по переходу советской границы на Запад, не забудьте сфотографироваться с друзьями! 1947 год, 14 декабря.
Тут он уже второй раз за границу ходил. Дальше да, в Париж. И потом вернулся. Клятва такая у него была, погибнуть на родине.

Второй, Kazimieras Pyplys-Audronis, оказался в Швеции, вернулся и погибнул в Литве.
В целом, кто читает на литовском, отличная статья: https://www.lzinios.lt/lzinios/Istorija/antrasis-partizanu-zygis-i-vakarus/258384

Collapse )
Valė iš Silio

Lituanicon

Литуаникон – и вся фантастическая неделя – кончились (а кто хотят, ещё продолжают), и самое осмысленное, что могу сказать – что на душе после неё очень тепло. Мои друзья-и-знакомые (а также и незнакомые) сделали нечто прекрасное.

Сеанс довоенной фантастики во вторник («Золото» 1934 г.) – людей десяток, но как все тихо сосредоточенно смотрят! У меня почти нет опыта таких групповых просмотров кино на проекторе, но похоже, это почти не хуже, чем кино, но иначе. Также и на коне сегодня посмотрела впервые «Машину времени» 1960 г. – ну только могли бы найти помещение без люков дневного света. А сеанс отличный.

Также у меня начинает накапливаться опыт, что встречи в пабах тоже могут быть уютны. Главное – найти колонку с музыкой и выковырять из неё провод :) (тише сделать в отдельной комнате обычно не могут). В четверг там была особая (и на этот раз не библиотечная) встреча Клуба фантастической книги: автор Yoon Ha Lee прямо из самолёта (после перелёта из Америки) согласился быть доставлен прямо к нам. Когда почти все не очень разговорчивые в компании люди (и на английском многие не ежедневно говорят, пара и вовсе почти не говорят), то надо было немножко постараться, но пообщались в итоге очень хорошо. Фото я на ФБ поделилась, если кто там есть и интересуется.

Из кона сегодня я не сбегала на прогулки (а у меня дикое влечение сбегать с мероприятий), потому что было действительно интересно. Тематика в этом году очень свободная, про движение из прошлого в будущее. Например, Simon Ings (фантаст, коммуникатор науки, редактор в New Scientist) рассказал про сложности в связи с желанием человека продлить жизнь. А сети и компьютеры, похоже, всё-таки в ближайшем всего не захватят и на себя не перетянут – отдалённое участие Vernor Vinge (фантаст, математик, информатик) было налажено лишь не сразу и с крупными перерывами, хотя говорят, вчера всё работало. Респект ему за терпение...

Конечно, было радостно встречать знакомых. Кстати, разные участники удивляли тем, насколько не поверхностные вопросы они задавали.

Было и всякое другое, на что я уже не посмотрела – игры, виртуальная реальность, косплей, детский уголок с весьма фантастическими занятиями. Отлично, уже жду следующего года! Спасибо всем.
ožka

Вот и точка.

Когда на горе с замком случился оползень, там начались археологические исследования – и зародилась надежда найти захоронения казнённых участников и предводителей Восстания 1863-ого года в Литве.

TheRing1862

„Zygmónt Apolonija 11 Sierpnia / 30 Lipca 1862 r.“

Надпись на золотом кольце на пальце останков, обнаруженных в отдельной яме на горе Гядимина.

Оттуда. И оттуда.

+ Версия новости на русском.

Тут больше о них: http://naiwen.livejournal.com/403720.html

...Его тело всё время лежало на этой Горе, пока шли десятилетия, и мы (совершенно разные, не понявшие временами друг друга «мы») – как уж умели, может быть, и как-то не так, но... мы по сути воплотили и его мечту.
И, возможно, теперь будем лучше помнить – и лучше понимать, что лежит в основе и объединяет.
За нашу и вашу вольность.
balta pūkuota

Naugardukas – Новогрудок

А тут у Раисы отличный фоторассказ (с ссылкой на не фото) о том, как мы побывали в Новогрудке.

Originally posted by naiwen at Белоруссия: Новогрудок...
Рассказ о поездке в Новогрудок был здесь: http://naiwen.livejournal.com/1490007.html
Давайте посмотрим на белорусскую родину великого литовского поэта Мицкевича? :)

Collapse )
sidabrinis klevas

Кладбище повстанцев 1863 года

В июле я гуляла также и по Лабанорскому региональному парку – например, приехавши из Игналины в Калтаненай. В одну из прогулок впервые посетила кладбище повстанцев 1863 года у речки Лукняле (в тех краях они встречаются – например, в АНП видела у Жигай).

В лесу достаточно указателей, как колеями выйти на кладбище меж ельника и болота. Кладбище – на месте сражения, которое характеризуется как успешное для повстанцев. Их в лесу выследили и пытались ликвидировать. (Только от чего же так не терпелось написать во втором предложении на стенде, что русские войска чаще всего узнавали про подготовку восстания в окрестностях от староверов и евреев? В данной истории такую роль играло всего по одному, как следует из дальнейшего описания). На кладбище двое памятников, в одном месте захоронено 11, в другом – два повстанца (возможно, отдельно рядовые и командующие). Со стороны царской армии погибло 25 солдат, и потом русские 12 суток не выглядывали из железнодорожной станции в теперешних Швянчёнеляй. (Впрочем, на стенде упоминаются разные те и те цифры по разным источникам).

Что интересно, на памятниках есть таблички на литовском («тут покоятся 11 / 2 героев повстанцев, погибших на защите свободы Родины в 1863»). Но внизу – старые таблички на польском. Сразу любопытно – здесь в межвоенное время уже была Польша? Как показывают старые карты – да, Литва была на пару километров к западу. Эта демаркационная линия очень любопытно пересекает леса Аукштайтийского национального и Лабанорского регионального парков, одна деревня была там, иная тут (пусть всё там же, где и сейчас). Жители, по крайней мере в АНП, литовцы (не как южней, ближе к Вильнюсу), они зачастую рады не были.
...Но вот внушает уважение, что на могилах повстанцев в какой угодно глуши всегда есть красно-белые цветы.

Collapse )
sidabrinis klevas

Rūdninkai ir Rūdninkų giria

Вчера вечером падал снег, но день был вполне солнечный и сухой. Очень люблю такое лето :) (зелено в лесу, ягоды сбивают с пути, насекомые не кусают, жары нет, пальцы не стынут). (Неделю тому назад прогулка тоже была солнечной, пока её не выложила, – и она была первой прогулкой по природе и с солнцем с предыдущей форумской 17-ого января). Нас было семеро, две даже приехали из Каунаса и не впервые ли встретились с остальными! Поехали на машинах в Rūdninkai и несколько (15 км) погуляли кругом по Рудницкой пуще к югу от деревни. В Руднинкай в 2011 я была с Сурэлиндо (но в ЖЖ не выложила?), а на саму пущу давно думала посмотреть. Да, это та же, в которой сидели партизаны и Армии Краёвой, и советские, и вроде даже литовские (но где? в этой северной части лес прозрачный, дзукийский-песочный, правда, есть болота; вдруг по другим краям нечто иное?). А исторические следы, найденные на данной прогулке, имеют отношение к восстанию 1863-его года.

Collapse )
ožka

Vilkpėdė и камень со следами

Неделю тому назад думала поехать в Тракай, но вовремя опомнилась, что Масленицу там празднуют. Так что погуляла в своём районе, и ещё до странного не-парка Бурбишкес (за вполне реалистичной весьма неухоженной деревней того же имени среди города). Как ни удивительно, пусть до памятника легенде о названии района один километр, раньше там не была. И ведь всегда кажется, что уж чего тут у дома фотографировать, всё так прозаично – а ведь много лет спустя самой именно на такую историю посмотреть интересно.

Collapse )