Indraja (indraja_rrt) wrote,
Indraja
indraja_rrt

«Биопрепарат», биологическое оружие и мой Институт

Что ж. Хочу, чтобы люди тоже знали про то, чем я теперь радуюсь, и если им мешал язык – пусть не мешает. А если каждого по-любому интересует только «своё», а моё – не оно (ведь не попадает в круг излюбленных тем друзей, и ЖЖ умир давно), то уж так этому и быть.
Которое время думаю про Архетипический Институт. О нём – «Понедельник начинается в субботу». Его сотрудники и менталитет, и подход составляют не половину ли «Чернобыля» (поражало то, что вижу – узнаваемое, улавлимое, выраженное в правильных (!) стереотипах, поневоле заставляющее сравнивать с увиденным собственное институтское «старшее поколение»). Про атомщиков я прочла удивительную повесть из воспоминаний «Теоретический тупик», собранную Эргали Гер. Получила ещё рекомендации книг на тему и прочла (кроме Пратчетта), но то было несколько другое. Прекрасно, но я не особо нахожу точки соприкосновения с театром одного актёра Фейнмана, а «Двухчасовая прогула» Каверина к величайшему счастью в основном мне не встречалась по жизни – хотя некоторые методы контроля сотрудников насколько древние!

Но велика сила мест, которые хранят память: стоило мне впервые «без дела» поехать куда-то на транспорте за тем, чтобы прийти на старое место моего Института – и вывесить (оказывается, ставшие нелегальными по велению Термофишера) фото, как ФБ-знакомый посоветовал две книги мемуаров, и там нашлось многое, что я ощущала, как тень за собственным опытом, чего я не могла бы найти в книгах про дела чисто академические. В первой книге Институт вовсе засверкал собственной персоной, и хоть автор и не упомянул / перепутал название, не узнать его было невозможно (есть страницы по его истории на литовском; хорошо хранится память, чем именно он был знаменит).

«Когда 11 марта 1990 года Литва провозгласила независимость, генерал Волков из Госплана созвал срочное совещание представителей руководства Министерства здравоохранения и других организаций, связанных с нашей программой.
– Нам надо знать, какие проекты в Литве, Латвии и Эстонии курируются вашими организациями, – сказал он.
Эти проекты рассматривались как составная часть экономического давления Кремля на Прибалтийские государства. В Литве "Биопрепарат" имел несколько лабораторий. Одна из них была оснащена самым современным оборудованием благодаря моему предшественнику, генералу Анатолию Воробьеву, которому настолько нравились поездки в Прибалтику, что он выделил десять миллионов долларов для приобретения сложного западного оборудования.
Эта лаборатория в Вильнюсе была единственной в стране, которая производила генно-инженерный интерферон, используемый для лечения гепатита В и некоторых видов раковых опухолей. Если бы её закрыли, то наше высшее партийное руководство лишилось бы высококачественного медицинского лечения. Приказ о прекращении финансирования сначала был отдан, но потом его отменили.»

«Советские организации, институты и объекты, занимавшиеся исследованиями, разработкой и производством бактериологического оружия, 1979–1990 годы
<...>
Вильнюс, Литва, Институт иммунологии. Исследование и разработка ферментов для молекулярной биологии и исследований по генной инженерии. Результаты исследований без ведома института затем использовались на других объектах для создания генетически изменённого оружия.»

– «Осторожно! Биологическое оружие!», Канатжан Алибеков

[Мой комментарий: Институт иммунологии существует только с 1990, а перечисленным занимался учреждённый в 1975 г. в рамках проекта «Биопрепарат» – что пишется прямо на сайте – Всесоюзный научно-исследовательский институт прикладной энзимологии, знаменит также интерфероном; в дальнейшем успешно перенявший западную модель как в науке (Институт Биотехнологии), так в бизнесе («Ферментас» и другие, теперь часть Thermo Fisher Scientific и Teva). Любопытно история перехода рассказывается и на русском].


Обе книги рассказывают про «Биопрепарат» в том ключе, о котором я знать не знала – это была программа прикрытия работ над биологическим оружием, возглавляемая в основном военными в штатском, и нередко сама именно этими задачами и занята. (Вильнюсский Институт отказывался от засекречивания и занимался «открытыми» темами; это тоже способствовало его дальнейшей возможности сперва стать очень активным в инициативах Саюдиса, нацеленных на Независимость Литвы, а потом вместе с Литвой убраться «подальше». А также – его продукция ценилась настолько, что никто не смел его трогать!).

Авторы книг – яркие, очень разные личности. Канатжан Алибеков, скромный, порядочный военный медик, освоивший биотехнологии производства бактериологического оружия и ставший хорошим администратором – в итоге вторым в руководстве БП – постепенно пришёл к мысли, что дело не должно продолжаться и с истинным его долгом не совмещается. В 1992 «неожиданно Алибеков демобилизовался, бросил в Москве все, уехал с семьей в Алма-ату, а затем каким-то образом оказался за границей, где поведал миру обо всем, что знал. А знал он больше Пасечника!» – как пишется во второй книге, о которой потом. Не то чтоб таких людей было много. Владимир Пасечник был первым, сбежавшим ещё из СССР, специалистом по разработке биологического оружия. Наверно, не он один мечтал о совершенно другой тематике и карьере – но на такой шаг решился именно он (Алибеков тогда его «выпустил» за границу, не подозревая ничего особого). Тут история Пасечника глазами его сына. Алибеков рассказывает большей частью про именно секретную кухню системы, которую он прошёл с периферии до верхушки. «Осторожно! Биологическое оружие!» Канатжана Алибекова можно прочесть вот тут.

Другая книга «Перевёртыш», 1995 г. – яркого ученого и колоритной личности Игоря Домарадского. Половину своей карьеры он боролся с чумой (рассказы про этот период в Иркутстке и Ростове тоже небезынтересны). Другая половина прошла в «Биопрепарате», в беготне меж обычным НИИ «для души» (там он завёл родные чумные бактерии и генетически модифицированный вариант в натуре принёс начальникам, возжелавшим, чтоб им доставили результаты) – и закрытым объектом, в котором силы были направлены как раз на использование патогенов, да и не только, в качестве вооружения. Вокруг личности цвели интриги и драмы (похоже, он твёрдо стоял за своих учеников и изрядно досаждал желающим им руководить). Кругом громоздилась до абсурда доведённая секретность и бюрократия. Всё автор рассказывает прямо с интонациями, не избегая моральной оценки ни себя, ни властей и системы (как-никак, сам ниоткуда он не бежал и сожалеть о прожитой жизни явно не собирался). Вот это в немалой части может быть книгой Про Институт!..

То есть: в очень мне понятной профессиональной области плавал целый айсберг, он был доступен в виде книг, имел отношение к НИИ, связанному с одной половиной моей жизни, в этом подпространстве существовали удивительные истории удивительных людей – и всё это я узнала путём прихода на поле, по которому иногда гуляла в раздумьях по вечерам или по субботам. Не зря в моей жизни есть места, куда всегда возвращаюсь. (На всякий: тут лайков не видно).
Tags: archetipinis institutas, istorija, knygos
Subscribe

  • A day with two faces

    (today)

  • Vaduva-Vandenvala

    A short today's trip between two not-faraway city public transport stops. Presenting the hills and žibutės.

  • The piercing light

    One year ago, I was slowly coming to terms with the new reality (e.g. listening to the trolleybus announcement 'when leaving your home, you put your…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • A day with two faces

    (today)

  • Vaduva-Vandenvala

    A short today's trip between two not-faraway city public transport stops. Presenting the hills and žibutės.

  • The piercing light

    One year ago, I was slowly coming to terms with the new reality (e.g. listening to the trolleybus announcement 'when leaving your home, you put your…